Глава 3. Какой уже раз подряд Никанор с ожесточением стирал липкие простыни

Какой уже раз подряд Никанор с ожесточением стирал липкие простыни, проникаясь полным отвращением к своему слабому телу. Он не помнил, что происходило во снах, но при мыслях об этом перед глазами вставало одно лишь лицо - мавки, виденной полтора месяца назад в лесном озере.

Большую часть дней и ночей молодой человек проводил в страстных молитвах об избавлении. В лес он идти в новь пока что не пытался. Разумом юноши наравне со паническим и иррациональным страхом овладело нестерпимое желание увидеть теперь знакомое до мельчайших черточек лицо. И сколько бы ни ненавидел Никанор себя за слабость, избавиться от навязчивых идей никак не удавалось.

***

- Я должна Глава 3. Какой уже раз подряд Никанор с ожесточением стирал липкие простыни уйти, - тихо произнесла Лесана, на первый взгляд, обращаясь к ближайшему дереву.

- Зачем? - искренне удивился леший.

Мавка отчего-то замялась и отвела взгляд. Вздохнула.

- Я так чувствую. Надо попутешествовать... - неуверенно произнесла она, скорее пытаясь убедить саму себя. И словно в оправдание, - убийце теперь не будет покоя, я раз его коснулась. Забыть не сможет.

Она говорила короткими рваными фразами, самодовольно улыбаясь. Елисей покачал головой. Месть - неправильное, противоречащее природе чувство. Впрочем, стоит ли винить мавку? Хочет идти - пусть идет, он не посмеет удерживать.

- Уверена? - больше для сохранения приличий, чет от истинного волнения переспросил леший.

Мавка не ответила, лишь пожала плечами. Нарочито Глава 3. Какой уже раз подряд Никанор с ожесточением стирал липкие простыни не обращая больше никакого внимания на Елисея, она опустилась на землю спиной к нему. Принялась заплетать косу - медленно, основательно, перебирая и разглаживая каждую прядь.

Ку-ку, ку-ку - донеслось из лесной чащи.

Елисей прислушался. Приласкал спустившуюся с дерева белку и, быстро что-то решив для себя, сделал шаг к Лесане. Опустил руки ей на плечи.

Близость для духов - совсем не то, что для людей. Тела их почти не чувствительны к физическому контакту. Но вот духовное соединение значит намного больше, соединяя само естество, принося истинное наслаждение - это сродни соединению с чистой стихией. Говорят, подобное можно испытать лишь в момент Глава 3. Какой уже раз подряд Никанор с ожесточением стирал липкие простыни гибели. Стоит ли говорить, что для такого контакта требуется полное, безоговорочное доверие, и немногие на это способны.

Несмотря на то, что большинство из духов - стайные существа, обычно они е особо стремятся сблизиться.

Осторожно, шаг за шагом, Елисей выпускал запертую внутри сущность. Только сейчас, становясь полностью свободным, он почти увидел истоки необычности подруги. Она всегда была настоящей и не скрывалась, принимая окружающий мир весь, каким он есть. Даруемая стихией мощь свободно бурлила в ней, то накатывая спокойными волнами, то превращаясь в бушующий ураган.

Елисею оставалось только дивиться, как Лесана выжила в таком эпицентре силы. Ведь для того и прячут истинную стихию Глава 3. Какой уже раз подряд Никанор с ожесточением стирал липкие простыни в себе. Чтобы сдержаться, не разорваться на части от стремления естества слиться с окружающим миром.

Под ладонями леший ощутил мягкое тепло и, больше не сдерживаясь, выпустил стихийную сущность на волю. Мавка содрогнулась всем телом и спиной прильнула к Елисею. Между ними, казалось, пробегали электрические разряды. Грянул гром.



Леший не спешил. Прислушиваясь к ощущениям, он все сильнее сжимал мавку в объятиях. Та не шевелилась.

- Это прекрасно, - шептали ее губы.

И Елисей был с ней полностью согласен. Вышедшая из-под контроля сила бушевала вокруг, сплетаясь с энергией мавки. Вода и земля ласкали, питали друг друга. Лешему нестерпимо хотелось большего, простого касания тел Глава 3. Какой уже раз подряд Никанор с ожесточением стирал липкие простыни было мало.

Первой не выдержала Лесана. Змеей извернувшись в руках лешего, она приникла губами к его губам. Ее руки безостановочно шарили по телу Елисея. Мавка, казалось, стремилась вжаться в лешего, слиться с ним. В какой-то момент исчезли легкие одежды. Сгорели ли, испарились - неважно. Вокруг целующейся парочки бушевала стихия.

Ураганный ветер, гром, молнии.

Елисей резкими движениями ладоней размазывал по телу мавки капли выступившей на ее коже влаги. Изначальная стихия сейчас больше напоминала масло. Оторвавшись от губ Лесаны, он опустился ниже, слизывая мелкие капельки, что по вкусу напоминали сладкий нектар.

'И как я мог отказываться от этого раньше', - мелькнула шальная Глава 3. Какой уже раз подряд Никанор с ожесточением стирал липкие простыни мысль. Впрочем, она тут же исчезла в вихре стихийного наслаждения.

Сейчас для них перестали существовать все запреты. Тела сплелись в страстном объятии, сущности объединились, даря счастье и наслаждение на грани боли. Елисею показалось, что на какой-то миг он даже потерял сознание.

- Да... - стон мавки тут же унос порыв ветра.

Шевелиться не хотелось. Бушующая природа постепенно успокаивалась, оставляя после себя разрушения. Елисею сейчас было все равно. Он лежал, прижимая к себе мавку, и в прострации смотрел на небо, благодаря природу за возможность почувствовать.

Наутро Лесана молча оделась и ушла, даже не взглянув в сторону друга.

Сейчас это Глава 3. Какой уже раз подряд Никанор с ожесточением стирал липкие простыни казалось совершенно правильным.


documentaoxygpt.html
documentaoxyoab.html
documentaoxyvkj.html
documentaoxzcur.html
documentaoxzkez.html
Документ Глава 3. Какой уже раз подряд Никанор с ожесточением стирал липкие простыни