Глава 17. - Нет! Я не останусь

- Нет! Я не останусь! - протестовала Эна.

- Ты будешь не одна, а с Анхелем!

- Йохан, даже не мечтай! Я еду с вами!

- Я не позволю. - Майер встал около двери, загородив ее собой. - Успокойся и отдыхай. А мы скоро приедем.

- Ни за что!

- О Господи!

- Он тебе не поможет!...

Примерно такой же разговор происходил внизу. Анхель и Хельга махали руками и кричали друг на друга:

- Почему я?

- Потому что ты полезный элемент, ты нам еще можешь пригодиться!

- Элементы в таблице Менделеева! Я еду!

- Нет. Мы тебя не пустим. Ментолл, не тяни время! Мы уже все решили. Мы вчера уже обо всем договорились!

- Меня Глава 17. - Нет! Я не останусь ваш договор не устраивает! Посмотри на Голубева. У него температура под сорок, он кашляет и болеет, однако ж почему-то едет!

- Мы и его хотели оставить, но он не соглашается.

- Я тоже! Черт, давайте всех тогда оставим!

- Заткнись и не действуй мне на нервы!

- Нет, буду! Циммерманн, я Хранитель, так что я решаю, ехать мне или нет!

- Ты идиот. Я устала ругаться. Ты остаешься с Эной, и точка!!!

Анхель маньячно улыбнулся и сунул Хельге револьвер.

- На. На всякий случай пусть будет у тебя.

- Ты куда?

- В машину!

- Ментолл!

Он чмокнул ее в лоб и быстрым шагом направился Глава 17. - Нет! Я не останусь к выходу.

- Ты меня слышишь?! - Он не обернулся.

После продолжительных и громких споров около просторного джипа, Анхель, оставшийся победителем, радостно скрылся в салоне и захлопнул за собой дверцу. Люций уже сидел там, держась за голову. За рулем спрятался мрачный Йохан, только что насилу упросивший свою невесту остаться, рядом с ним — такой же недовольный француз. С улицы доносились приглушенные вопли Яна, Элис и Хельги. На тротуаре стояли с обиженными лицами Эна и Голубев, так до конца и не понявшие, что, собственно, произошло. Наконец в машину залезла злая Хельга, за ней последовали раскрасневшиеся и запыхавшиеся Хилл и Ли.

- Все, угомонились? - простонал Глава 17. - Нет! Я не останусь Люций.

- Да! Хранитель ты хренов! Приедем, Ментолл, я тебя схороню! - рявкнула Циммерманн и отвернулась к окну.

Потом все замолчали, думая каждый о своем, и автомобиль, слегка шаркнув по асфальту шинами, тронулся с места.

Когда джип притормозил у темного трехэтажного здания с пустыми глазницами окон, Люций и Элис обменялись тревожными взглядами. Восьмерка выбралась из машины и остановилась у высоких железных ворот с облезлой краской. Хельга зарядила пистолет.

- Разделимся? - предложил Морель. - По этажу.

- А что, собственно, мы ищем? - поинтересовался взволнованный Ян.

- Не важно. Все равно ничего уже не найдем. Здесь пусто. У меня два варианта: либо от Коха сбежала верная свита, упустившая Глава 17. - Нет! Я не останусь вас, либо они просто все вместе смотали удочки. Второй — вероятней. - Задумчиво пояснил Анхель.

- А почему они уехали? - изучая черное строение, спросила Элис.

- А зачем им светиться? - вопросом на вопрос ответил ей хмурый Лютеций. - Ну, все же осмотреть их остатки стоит, я думаю. Давайте, правда, разделимся.

- Я пойду с Морелем, Ментолл с Леманном, а вы девчонки вдвоем. - Шустро распорядился Хилл.

- А я? - обиделся забытый Йохан.

- А ты иди с девчонками! - посоветовал Ментолл.

Майер пожал плечами, и все потихонечку разбрелись по пустому зловещему корпусу. На трех этажах разместилось не меньше, чем 13 всяких узеньких комнат, из которых пахло сыростью и какими-то Глава 17. - Нет! Я не останусь медикаментами. Стены кругом были облезлые и в золе, будто когда-то строение подверглось испытанию огнем. На полу лежал ободранный клочками грязный линолеум, цвет которого давно потерял свою силу. Ступать по нему было ужасно неприятно, так как он отвратительно скрипел под ногами. Откуда-то что-то капало.



Люций осторожно заглянул в первую каморку.

- Смотри, Ментолл!

Посередине комнаты стоял маленький стол, одна ножка которого была короче, чем остальные, от чего он был немыслимо перекошен. Около него валялись три перевернутых ящика, покрытых старыми газетами. С этой картиной абсолютно не сочетались несколько пустых бутылок дорогущего виски.

- Ух, ты! Тут еще осталось! - Анхель отшвырнул ногой ящик Глава 17. - Нет! Я не останусь и поднял полупустую бутыль.

- Все вы алкоголики! - заметил Люций, разглядывая этикетку.

- Россия. - Просто ответил Хозяин и глотнул. - Хорошее виски.

- Видно по твоему блаженному виду.

- Попробуй!

- Нет, спасибо!

- Слушай, мне нравится это место! Давай больше никуда не пойдем?

- Давай! Сядем тут и будем квасить!

- Здорово я придумал?

- Просто зашибись! - похвалил парень и показал ему класс.

- Люций. - Неожиданно серьезно позвал Анхель. - Зачем?

- Что зачем? - не понял тот, перерывая ящики стола.

- Зачем ты хотел застрелиться?

Леманн замер на секунду, затем повернулся к собеседнику.

- Элис?

- Да.

- Ясно. Я уже обещал ей, что больше этого не повторится. Мы с ней все решили Глава 17. - Нет! Я не останусь, и я не намерен открывать эту тему.

- Я волнуюсь за тебя.

- Почему?

- Что почему?

- Черт, нас послушаешь, два дебила! Что, зачем, почему! Кто ты мне?! Ну ответь, кто?! Кто, чтобы за меня волноваться?! Ты мне ни отец, ни брат и уж тем более не друг! С чего тебе тратить свои драгоценные нервы? Не морочься по пустякам, ладно?

- Люций, - Анхель протянул руку, но внезапно откуда снизу раздался душераздирающий вопль.

Переглянувшись, оба бросились на второй этаж.

Там уже были Хилл и Лерой. Хельга и Элис, прижавшись друг к другу и тяжело дыша, указали на Йохана, который сидел к ним спиной.

- Что там Глава 17. - Нет! Я не останусь? - подошел к нему Ментолл. - Ой, да я знаю этого парня!

Майер сделал шаг назад от лежащего в углу человека с окровавленной головой.

- Живой.

- Вижу. - Анхель опустился на корточки и коснулся раненого. - Здравствуй Роджер, как дела? Не очень, да?

- Ментолл?! - прохрипел тот, выпучив белесые, полубезумные глаза.

- Ага. - Он бегло взглянул на Хельгу, и та незаметно качнула головой, мол, все уже бесполезно.

- Значит, рвешься еще? - почему-то очень обрадовался Роджер и сделал попытку посмеяться.

- Обещаю, что скоро вырвусь.

- Не сомневаюсь. В тебе грех сомневаться!

- Поговорим о грехах?! - не выдержал Ян, но на него не обратили внимания.

Анхель осторожно подложил Роджеру Глава 17. - Нет! Я не останусь ладонь под затылок.

- Все будет хорошо...

Тот как-то истерически улыбнулся и судорожно сжал ментолловское запястье.

- Келлер здесь... - Сиплым голосом сообщил он и умер.

Повисла тяжелая пауза. Хельга протянула Хранителю салфетку.

- Вытри руки, и идем отсюда!

- Кох идиот. - Буркнул Анхель, усаживаясь на первое сидение.

- Почему? - жалобно пискнула еще не оправившаяся от шока Элисон.

- Потому что убивает полезных людей. Роджер был охрененным воякой!

- Поздно, Ментолл. Забудь. На одну проблему меньше. - Одернул француз, и все замолчали.

В номере Люций залез под одеяло, свернулся комочком и быстро уснул. За дверью раздавались чьи-то приглушенные голоса, кто-то кричал и ругался. Эна и Йохан Глава 17. - Нет! Я не останусь сидели в баре, Хельга отправилась долечивать Голубева. Все разбрелись по своим делам.

Проснулся парень поздним вечером, кода за окном уже стемнело, от стука в дверь. Зевнув, он поплелся открывать.

- Ментолл, черт тебя дери, что тебе надо, я сплю! - прогундел он, зажмурившись от света в коридоре.

- Это не Ментолл! - на пороге стояла Ли.

- Элис? Извини. Я думал, это... Что-то случилось?

- Ничего. - Она прошла в номер и встала лицом к окну.

Подождав, пока он закроет дверь, девушка резко развернулась.

- Почему ты все время его обижаешь? Зачем?

- Я что-то не вдупляю, ты о ком?

- Об Анхеле.

- А-а. Что я Глава 17. - Нет! Я не останусь опять не так сделал?

- Ты все время жалуешься, ноешь, мол, никто тебя, бедного, не любит! Тех, кто тебя любит, ты посылаешь!

- Да что произошло-то?!

- Я не знаю, что у вас произошло! Что ты ему сказал?

- Элис, прости, конечно, но мне кажется, мы как-нибудь разберемся.

- Ты неблагодарная свинья!

- Я не помню, чем мог его обидеть.

- Тебя не устраивает твоя жизнь? Ладно, не спорю, бывает и лучше. Ты вырос в детдоме, у тебя нет родных. Но поверь, у некоторых все совсем плохо! – помолчав, она вдруг вскинула голову и протянула. - Я тебя поняла.

- Чего?

- Тебе нравится, когда тебя жалеют?

- Элис Глава 17. - Нет! Я не останусь, ты пьяна? У тебя жар? Что ты несешь?

- За тебя все переживают, бегают за тобой, а ты на всех плюешь с Эйфелевой Башни!

- Ну, это по части Лероя!

- Перестань! Я ненавижу таких людей, Леманн!

- Тогда чего ты тут стоишь и меня воспитываешь?! - разозлился Люций.

- Потому что я не хочу, чтобы тем, кого я люблю было больно!

- Мне не больно.

- Не ври. Тебе больно. Но лишь по твоей вине. Если ты перестанешь убеждать самого себя в том, какой ты несчастный и как несправедлива жизнь, то тебе полегчает!

- Элис, пожалуйста, не выноси мне мозг. Я сейчас ничего не соображаю. И зачем Глава 17. - Нет! Я не останусь ты вообще рассказала Ментоллу про тот случай?

Внезапно она расплакалась. Люций оторопел и замолчал.

- Дурак, ни черта ты не понимаешь! Я боюсь за тебя!

- Я же тебе обещал, что этого не повторится. - Злость прошла, и ему стало стыдно.

Опустив узенькие плечи, Элисон закрыла лицо руками и всхлипывала. Леманн неуверенно схватился за ее запястье.

- Элис, милая, не плачь, пожалуйста. Я тварь, эгоист, циник, сволочь. Прости, прости меня. Только перестань плакать, умоляю, не надо!

- Я все сделаю для тебя, все отдам! И я знаю, что тебе это не нужно, но я ничего от тебя не требую, мне ничего не надо, ничего Глава 17. - Нет! Я не останусь не прошу, просто хочу, чтобы ты был счастлив!

- Не говори так!

- Молчи! Все равно это правда. Я рассказала Ментоллу, потому что думала, что это будет надежней, мне будет спокойней за тебя. Он попытался поговорить с тобой, и теперь ему тоже больно. Почему, почему? Почему из-за меня всем плохо?

- Нет, это из-за меня. Я всем приношу страдания и беды. - Он медленно попятился назад. - Прости. Боже, Анхель… Я его не понимаю.

- Вы две одиночки. Не можете себя никуда пристроить. Вы должны дорожить друг другом. Только вы поймете друг друга, больше никто. Он любит тебя!

- Я не знаю, что Глава 17. - Нет! Я не останусь чувствую. Он вроде хороший, но иногда мне хочется его убить. Ты права, Элис. Мне больно, и я запутался. - Парень сел и схватился за голову. Ли опустилась рядом.

- Все будет хорошо! Поговори с ним. Только нормально поговори. Не обижай его. Ему обид хватает. Ты не один! Если тебе нужно, я всегда рядом. И я всегда буду за тебя.

- Спасибо. - Он пристально посмотрел ей в глаза.

Но когда попытался поцеловать, она резко вскочила.

- Не надо, пожалуйста! Ты меня не любишь! И вряд ли когда-нибудь сможешь полюбить, а я рисую какие-то надежды. Не нарочно. Не хочу, чтобы ты чувствовал Глава 17. - Нет! Я не останусь себя виноватым перед Эной. Если ты любишь ее, не предавай это! Пусть даже у вас все так печально. Тебе же потом будет плохо, я знаю. И мне. Не надо!

И она убежала. Упорхнула в щелку двери. Люций закусил губу. В груди все еще бешено колотилось сердце, мысли сбились в кучу. Он откинулся на кровати и уставился в потолок. Почему-то возникло острое желание поговорить с Анхелем. Но что ему сказать? Элис во всем чертовски права! Никто кроме друг друга их не поймет. Но проблема в другом. Ментоллу одиночество в тягость, а ему — нет. Он привык. Он всю жизнь был Глава 17. - Нет! Я не останусь один. В детдоме, после. Никто не может достучаться до него, даже милая, добрая Элис.

«Какая же я все-таки мразь!» - подумал Люций.

Взглянув на часы, он решил, что Анхель сейчас уже спит. Да если б и не спал, все равно он еще не готов идти к нему. Он не сможет сейчас нормально извиниться, потому что голова забита мыслями об Элис и ее словами про любовь. Откуда она узнала, что его мучила совесть, за те поцелуи? Но ведь тогда ему было так хорошо и спокойно, как никогда раньше. Еще немного поразмышляв, Люций вдруг понял, что снова засыпает.


documentaoydynx.html
documentaoyefyf.html
documentaoyenin.html
documentaoyeusv.html
documentaoyfcdd.html
Документ Глава 17. - Нет! Я не останусь